Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

я

(no subject)

Я наконец понял секрет успеха группы "Иванушки International": глуповато (как вся попса), но тепло, уютно и лампово. Как сказки. Обычные успешные сказки - именно такие, а лучшие, оставшиеся в истории сказки - ещё и со смыслом.

Журналу 8 лет. Ебануться.
я

(no subject)

"Если вы на воле жили как чмо, то и в тюрьме будете жить как чмо. Лох - это судьба.

А так в целом российский преступный мир и арестантский уклад - это то, чем надо действительно гордиться, ни в одной стране мира (ну разумеется кроме бывшего СССР) такого нет. Есть например такое понятие как "людское" - т . е. забота, участие и любовь к ближнему, которым является для каждого порядочного арестанта другой порядочный арестант (т. е., вор или мужик, не сука, не козел и не петух) а принципе, людское нужно проявлять даже к шерсти (непорядочным мастям и петухам). Беспредел, т . е. беспричинное рукоприкладство, оскорбления, унижения, обман с целью наживы - является для любого порядочного арестанта неприемлемым, а если он будет в таковом замечен, то будет поруган, наказан, побит, вплоть до изгнания из порядочной массы в шерсть. Наказание хуем, то есть изнасилование, сейчас является вообще неприемлемым в любом случае.

Это все конечно в идеале. Существует масса способов как унизить, побить, получить выгоду с человека, не явно не противоречащих укладу. Человека можно поймать на неосторожном слове, или поступке, которому он не сможет дать объяснение "по понятиям" и за счет этого в дальнейшем им манипулировать, или например/, наоборот, придать всеобщему позору и добиться чтобы человека поругали, побили, выкинули из массы и т. д.

Таких людей, которые поступают вышеописанным способом мало, но они есть.

Так что, если человек сказочный долбоеб, не отдающий отчета своим действиям и словам, то рано или поздно он окажется в шерсти или в пидорятне.

А нормальный человек, обладающий хотя бы зайчатками интеллекта, который сначала интересуется "понятиями", нормами и традициями, а уже потом что-то делает или говорит, не будет испытывать серьезных проблем, даже если он конченный хлюпик и маменькин сынок. Физическая сила в тюрьме не имеет абсолютно никакого значения.

Это все относится к "черным" зонам и СИЗО, где есть смотрящие, братва, соблюдается уклад и процветает людское.

"Красные" учреждения, они красные в различной степени. Есть реально беспредельные зоны, где мужики по утрам просыпаются от удара мусорской или козлячей дубинки, но и там основная масса соблюдает какие-то нормы арестантского поведения. Но в таком лагере есть вероятность того что хлюпик окажется избит или унижен теми же козлами например. Но опять же, везде решает не физическая сила, а больше характер и интеллект. Зона - система замкнутая, вот например, сегодня здоровенный козел избил хлюпика, а ночью хлюпик его во сне заточкой приштырил. А если человек совсем безвольный слизень, то его в красном лагере будут скорее всего бить и унижать.

Ну и еще люди которые пытаются наебать других, унизить, но у них на это не хватает ума, тоже рано или поздно "находят своё".

Такие дела".

на хуй

охуели кат без моего ведома вставлять, пидарасы бля

я

«Вкусные разговоры»

(чтоб не пропало. Материал из журнала «Большой город» за 2005 год. Разговоры, подслушанные в московском ресторане «Пушкинъ»)

* * *

Трое грузных мужчин в костюмах, 45—50 лет. Плотно завтракают.

1-й мужчина: Он вообще был музыкант замечательный. Гениально играл на гитаре, я слушал — плакал. И после той автомобильной аварии всё — превратился в растение. Мы с женой говорили, то-сё. Ну конечно, я думаю, надо что-то сделать.

2-й мужчина: Да. И здесь то же самое: надо собраться, помочь надо.

1-й мужчина: Я так считаю: если мне помогают по жизни, почему я не помогаю? Я тоже должен. Так всё устроено. (Отвечает на звонок.) Да, милая. Да. Я на переговорах, говорю с людьми тут. Думал заскочить к тебе потом, наберу тебе. А насчёт доверенности ты не беспокойся, там просто всё. (Вешает трубку.) Ну так вот. Я вообще думаю: ну вот мы сидим тут, едим хорошо, так? Девочки вокруг, приятно, так? А ведь есть, которые просто лежат там где-то, сидят там запертые, не ходят, ничего. И им никто не помогает, никто и ничего. А мы тут сидим — и надо что-то сделать, да ведь?

* * *

Двое мужчин средних лет, на вид топ-менеджеры, одеты в одинаковые тёмные костюмы. Разговаривают по-английски.

1-й менеджер: Я полагаю, к региону СНГ нужно вообще присмотреться повнимательней. Пока мы раздумываем над трёхгодичным контрактом. Это вопрос стоимостью в миллион, хотя есть различные оценки. Лично я с большим оптимизмом смотрю на российскую ситуацию. Совершенно очевидно, что отдача здесь больше, чем в Европе.

2-й менеджер: Я думаю также и об Украине.

1-й менеджер: Нет, сейчас там нет ничего интересного. Может быть, в будущем, но пока — нет.

2-й менеджер: Присмотрись, это интересный регион.

1-й менеджер: Конечно, здесь, как и везде, нам особенно интересны местные банки, у которых есть опыт работы с неконвертируемой валютой, есть разработанные инструменты.

2-й менеджер: Может быть, МДМ-банк? Это было бы отличным вложением. Я знаком с председателем совета директоров, мы можем это обсудить. Там есть отличные местные ребята, 30-летние, очень толковые, компетентные, прекрасное соотношение цены и качества.

1-й менеджер: Да... Кто бы мог подумать. В 98-м я жутко боялся, что меня отсюда сольют. Все уезжали, филиалы закрывались. Немцы уехали все до единого. А теперь совершенно другое дело. Прости. (Отвечает на звонок.) О да, мы встретились. Я изучил их структуру собственности и, честно говоря, не впечатлён. Потом мне звонил наш человек из налоговой, говорил, что вообще есть вероятность мошенничества. Так что ну их.

2-й менеджер (читает с экрана смартфона): А вот ещё смешная новость. В Чикаго во время урагана водитель час расчищал место от снега, чтобы припарковаться, а когда вернулся к машине, увидел, что какая-то девушка на «Пежо» пытается это место занять. Естественно, он её застрелил. (Оба гогочут.) Или вот ещё. В Зимбабве водитель автобуса перевозил душевнобольных, остановился выпить, и они все разбежались. Тогда он подъехал к остановке, предложил всем бесплатную поездку и отвёз их в госпиталь. Сказал, что больные особо буйные и склонны к диким фантазиям. Три дня просидели! (Гогочут ещё громче.)

1-й менеджер: Это что вообще такое?

2-й менеджер: Это Дарвиновская премия. За самый выдающийся идиотизм.

1-й менеджер: О, я много кого мог бы номинировать. Напомни мне рассказать тебе про то, как хоронят слонов. — Официанту, по-русски, глядя в счёт: — Это, это и это — моё, а всё остальное его.

2-й менеджер: Хоронят слонов? Уже смешно. (Оба долго смеются.)

* * *

За деловым завтраком трое мужчин и одна женщина.

Бородатый блондин: Копчёная колбаса шестилетней выдержки, дать понюхать?

Мужчины внимательно нюхают. Говорят неразборчиво.

Лысеющий мужчина: Так сложилось, что стиральные порошки не делают в деревнях, их делают на больших заводах и развозят по стране. А то был бы «порошок от Максимыча»...

Официант приносит счёт.

Женщина (пока мужчины расплачиваются): Я позвонила Архипову и сказала: «Я не верю, что у вас не хватит административного ресурса, чтоб оформить платёжку за один день». Он пыхтел, пыхтел, через три часа позвонил: «Всё будет сделано».

Все смеются.

* * *

Мужчина в костюме и очках и две дамы. Одна с пышными волосами и в сером, другая с прямыми волосами и в чёрном.

1-я дама: Перед вами три листочка. Здесь есть графы, куда вписаны наши дела, долги и проблемы. Вот все счета. Все сроки по поставке реагентов на 2007 год.

Мужчина: Вы кушали?

2-я дама: Мы ели беляши.

Мужчина: Я вам вот что скажу. Что мне особенно не понравилось... (Неразборчиво.) Я имел разговор с вашим коллегой. Я был расстроен его подготовленностью разговора. Это был чистый экспромт. Вы меня две недели мурыжили, чтобы потом поставить в дурацкую ситуацию...

1-я дама: Эта ситуация не только с вами. Это глобальная ситуация.

Мужчина: Вы не поняли меня. Одна неделя прошла. Я искренне исполнил всё, что вы просили, всё от меня зависящее. Я надеялся на лучшее. Если через две недели ничего не произойдёт, тогда выхода нет.

2-я дама: Не волнуйтесь. Мы не допустим.

Мужчина: Ситуация более сложная. Вся ситуация с аллергией оказалась сложнее. Я планирую запустить все позиции. И всё, что касается гормональных исследований. Мы уже пустили в ход 330 тысяч. И готовились 722 тысячи запустить. Именно эти деньги и предлагается снять.

2-я дама: Вы, пожалуйста, не волнуйтесь. Мы решим этот вопрос. Есть предложение ряда фирм. Мы ждём реагенты. И деньги снимем.

Мужчина: Я советую вам приложить все усилия к тому, чтобы отгрузка началась со дня на день. Я сам ездил и отгружал. И получал в Шереметьево. Потом ехал во Внуково. И в Домодедово. В Домодедово надо осторожней, я знаю, как у них там всё... Там может полететь одним рейсом, а может и другим. Надо всё контролировать. Нужно, чтобы люди работали.

1-я дама: Извините, мы сами оказались в такой ситуации. Ещё потому, что вы ничего не говорите. Вы молчите. Лучше ругайте нас, а не молчите!

Мужчина: Это же бизнес. Зачем мне вас ругать? Я хочу купить товар — и по более низкой цене. Ваша задача поставить побольше и по более высокой цене. Так вы говорите, что ничего сегодня не ели?

1-я дама: Мы поели только чебуреки.

Мужчина: Я спец по рыбным ресторанам. Я сейчас порекомендую вам один рыбный ресторан...

* * *

Она — ухоженная женщина лет сорока двух. Он — крупный мужчина. Обедают в молчании. Стол заставлен его едой: блины с икрой, соленья, затем приносят креветок. Она долго и вдумчиво ест салат с рукколой.

Она (наконец нарушив молчание): Передай, пожалуйста, хлеб. Организм требует хлеба.

* * *

Две американки — сотрудницы адвокатской конторы. Одна в костюме и очках, другая с перманентными кудряшками и в розовой кофточке.

1-я американка: О да, именно этого мне сейчас и не хватает. Волны, солнце, холодный лимонад.

2-я американка: А ты никогда не думала бросить это всё?

1-я американка: Бросить? Бросать надо умеючи. Вот у меня была подруга — полуголландка, полуирландка. Она очень много работала, всего добилась, её УЖАСНО ценил начальник. И вот тут-то она взяла и ушла.

2-я американка: В подчинённых надо как-то вселять энергию. Они должны чувствовать, что ты на месте, что ты следишь. Это должно их нервировать, понимаешь? Тогда они ГОРАЗДО быстрее всё делают!

* * *

За столом обедают блондинка, шатенка и мужчина. Девушки одеты по всем требованиям фейсконтроля клуба «Лето». Мужчину зовут Борис, он в белой рубашке и серой кофте.

Шатенка (капризно): Ну я вообще недовольна, вообще. Все мимо меня мчатся, «девятки», «восьмёрки», а я еду как дура. Машина — красавица! А меня бросает туда-сюда, туда-сюда. Если не вошла в колею — всё. Ну жалко же. Может, тебе 150 штук не жалко, а мне жалко.

Борис (успокаивающе): У тебя правильная машина, хорошая машина. Чёткая машина. Она делает всё так, как ты хочешь. Она тебя слушается.

Шатенка: Да я педаль не могу в пол вдавить!

Борис: Тебе просто нужно приноровиться. Вот, как бы тебе... Вот «Мерседес» — он как старый дядечка: неспешно так, аккуратно едет себе. А твоя — решительная, резкая! Делает всё, как ты хочешь. Правильная.

Блондинка: Сейчас снег пойдёт, вообще ужас будет. Никто не убирает же ничего. Рублёвка, Кутузовский, я же всё вижу. Там чуть-чуть достаточно, и всё, и с концами.

Борис: А что с концами? Вот у меня случай был. Ехали с моей, что-то там такое, неважно, в общем, раз, занесло — и я в кювет, машина перевернулась и на крышу легла. Я носом так в руль тюк — и всё, лежу. Ну и что? Мужики помогли, вытащили, перевернули. На машине — ни царапины. На мне — ни царапины. На ней тоже ничего.

Блондинка: И что, вот так спокойно всё?

Борис: Ну и поехали домой. Приехали, спать легли сразу. Утром просыпаемся, она меня спрашивает: «Помнишь, что вчера было?» А я не помню ничего, вот вообще как отрезало.

* * *

В женской уборной две приятельницы обстоятельно исследуют строение унитаза.

1-я приятельница: Ой, ну какое место приятное!

2-я приятельница: Всё здесь ну прямо идеальное... Это же надо придумать — гжель в унитазе!

1-я приятельница: А какие ворота!

2-я приятельница: А стены под старину!

1-я приятельница: Ой, ну я не могу! А чего мы сюда раньше не ходили?

2-я приятельница: Б**дь! Вот ты горы журналов покупаешь, больше, чем я, ты их вообще не читаешь, что ли? Это новое место, только открылось.

1-я приятельница: Пропустила, наверное...

2-я приятельница: Пропустила... Деньги есть — ума не надо, как моя мама говорит! Пятый год мы в Москве, а ты как была дура, так и осталась.

* * *

1-й посетитель: Слушай, а муж Волочковой и композитор — это один и тот же Игорь Вдовин?

2-й посетитель: Ну да, а как по-другому?

* * *

Компания из трёх плохо одетых людей с неуместно-радостными для бизнес-ланча лицами: двое мужчин и девушка, судя по беседе, художники. Один достаёт камеру и показывает туристические фотографии.

1-й художник: Да, существуют моральные принципы, но они для совсем примитивных цивилизаций. Ты много путешествуешь? Я — да. Все эти люди, которые устанавливали памятники Солнцу, памятники Будде, — они не могут быть неправы!

2-й художник: Не могут.

Девушка (вскакивая и вскрикивая на весь зал): Любовь моя!

Идёт к темноволосому юноше, сидящему через стол. Целует и гладит его по голове. Ему неуютно.

* * *

Трое тридцатилетних мужчин. Один в чёрной водолазке Prada, другой в вельветовом пиджаке, третий в костюме.

Водолазка: Офигенный фильм Федя снял, офигенный!

Пиджак: А по мне — не хватает чего-то. Спецэффекты, трюки — это круто, конечно, всё сделано, но чё-то не то...

Водолазка: Лёва, ты чего городишь?! Чего там тебе не то? Всем, нах, то, а этому не то! Афганцы рыдают, а тебе не то? Двадцать три миллиона уже собрали, а тебе не то?

Костюм: Да ему голоса переводчика за кадром не хватает, гы-гы-гы.

Водолазка: Нет, а ты чего ржёшь? У вас в голове укладывается — двадцать три миллиона за неполные три недели проката?!

Костюм: А я слыхал, что двадцать пять.

Водолазка: Ну вот, тем более!

Пиджак: Петь, ты чего разорался? Откуда им взяться, двадцати пяти миллионам за три недели? В России нас всего 210, считая младенцев, стариков, деревню и кочевые племена...

Костюм: И другую ботву. (Смеётся.)

Водолазка: Да вы уроды, б**! Россия на подъёме, а вам хочется продолжать в говне сидеть! Уроды, нах! Ну и сидите, нах!

Пиджак: Да успокойся ты, Петь, не ори. Закажи лучше вино, официанта держим уже пять минут.

Водолазка со знанием дела обсуждает с официантом свой выбор. Заказывает несколько дорогих бутылок.

Водолазка: Или по пиваускасу?

Официант вздёргивает бровь. Все смеются.

* * *

У барной стойки сидят двое мужчин.

1-й мужчина: Мне один парень рассказал удивительную историю. Его знакомый уехал в Питер работать на пару месяцев. Компания ему сняла отличную дорогую квартиру — с видом и антиквариатом. Хозяин квартиры отдал в пользование свою уборщицу и сам приходит раз в неделю за деньгами. И всё хорошо, только у этого знакомого всё время пропадают ношеные трусы.

2-й мужчина: Трусы?

1-й мужчина: В том-то и дело! Денег в квартире полно, барахла всякого, а пропадают только грязные трусы.

2-й мужчина: Пусть возьмёт другую уборщицу.

1-й мужчина: Неудобно перед этим хозяином. И как объяснить? Он вообще думает, может, это хозяин?

2-й мужчина: А хозяин что, пидор?

1-й мужчина: Пидор не пидор, но видно, что перверт. Вот такая история.

* * *

Две дамы средних лет, одна одета в стиле «бухгалтерский шик», вторая в чём-то невызывающе вязаном. Одна говорит практически беспрерывно, вторая больше слушает.

1-я дама: Невозможно на человека повлиять дурно. Всё это сказки. Это моя мама так думает, мол, life goes like that. Я думаю, здесь просто нет любви, вот и всё. Всё есть, а любви нет. У брата жены такая была история. И так он мучился, тянул, метался что-то... Ну а что тут? Что тут сделаешь?

2-я дама: Салат обалденный, правда? Тут всё просто обалденно вкусное.

1-я дама: Да, очень вкусно, очень... То есть буквально что ни возьми... Но, честно говоря, я по дорогим не то чтобы очень хожу. Платить за меня сейчас некому, а самой... Вот где 50 долларов в среднем с человека, ну как-то...

2-я дама: Непонятно зачем, главное.

1-я дама: Вот после кризиса, помнишь, когда всё остановилось. Или даже раньше. Молока не было, яиц не было, рыбы не было. Не помню, хлеба даже не было. А у меня было два романа сразу. Один с космонавтом, а другой — с таким, по политике. И вот они меня водили попеременно. Яиц нет, молока нет, а тут... И вкус, ты знаешь, совсем по-другому ощущался. Сейчас так не будет уже. Хотя молодые ребята наши, из компании, могут себе позволить. Ходят регулярно, знают толк в этом. Тут ведь райончик такой... Moscow city never sleeps, как говорится. Вечером идёшь, все кафешечки забиты.

2-я дама: А что, как дела у... (Неразборчиво.)

1-я дама: О, а я её же всего раза три в жизни видала. Ну все думали, что она будет так жить — неделю в Лондоне, неделю в Москве. А она за всё время только раз в Москву приезжала, в мае, и всё. Всё-таки в начале 90-х, когда мы уехали, такое громадное количество интеллекта покинуло страну, это очень заметно. Уровень очень понизился. Те, что остались, они всё-таки немного дремучие. (После некоторой паузы.) Ты жизнь в России застраховала, тебе оплачивают? Хорошо. Удивительней всего, что, например, в Американском центре цены выше, чем даже в Америке. Там один канал запломбировать, кажется, 280 долларов. Ну ты можешь себе представить. То есть местные частные клиники дают лучшее предложение по страховке, чем они. Коронку тебе надо? Я дам тебе протезиста одного, Геннадий. У него нормально. Раньше стоило сотню, сейчас две, поднялись цены. Он молодец. Однажды я им была недовольна, но это же со всеми бывает, не убережёшься. Счёт принесёте нам? Нет, давай я заплачу.

* * *

Поздний ланч. За столом лощёный клерк, форма одежды вольная. Заказ: гречневая каша с грибами, восемь пирожков, кофе. Пятьдесят грамм текилы. С ним дама в замшевых сапогах, усыпанных бриллиантами. По сравнению со своей обувью дама кажется простоватой.

Клерк (горячится): Немолочный йогурт — это всё равно что безалкогольная водка!

Дама: Да что вы о нём волнуетесь, вы о наших с вами делах волнуйтесь! С топлёным молоком не справились? Не справились. Куда ещё мацони запускать, когда вы с топлёным молоком не справились!

Клерк: М-м-м... (Кушает пирожок.)

Дама: Вон компания «Фиг-Ван-Дамм» не смогла наладить продажи айрана, зачем же нам мацони запускать?

Клерк (задумчиво): Я сегодня читал, что у колумбийского наркобарона нашли золотой автомат Калашникова. Сделанный из чистого золота. А второй у него был из серебра с золотыми вставками.

Дама (смотрит на клерка с явной неприязнью, но берёт себя в руки): Так вы берётесь за мацони?

Клерк: Так ведь мы отвечаем за бренд, а там хоть молоко, хоть айран, хоть сулугуни! Вы поймите, образ компании — это общее. А мацони — частность.

Дама (с ужасной холодностью): Я вас не понимаю.

Клерк: Ну ваша компания называется «Русская корова», а мацони — продукт грузинской коровы. Как мы это совместим?

Дама: А топлёное молоко — продукт топлёной коровы?

Клерк: Да, с топлёным молоком мы обсдались. Но мы вас предупреждали, что рынок этого продукта меньше одного процента.

Дама: Нельзя ли что-нибудь конструктивное?

Клерк: Мы считаем, что расширение ассортимента за счёт этнографической рецептуры искажает образ компании.

Дама: Топлёное молоко не армяне придумали.

Клерк: Я согласен с вами. Но имеет ли смысл всю, м-м-м, тяжесть неудачи переносить на нашу службу?

Дама: А кто рынок отслеживает? Я, что ли?

Клерк: Хотите пирожок?

Дама: Я уже заказала.

Клерк: За что я не люблю бизнес-ланч — работать уже не хочется. А отдыхать ещё не хочется.

Дама: Что будем делать с мацони?

Клерк: Пропагандировать холодные супы на кефире. Самое время к Новому году.

Дама: Я вас не понимаю.

* * *

Две посетительницы околосорокалетнего возраста рассматривают десертное меню.

1-я посетительница: Бабкина залетела. Ей 55, а она говорит, буду рожать. Буланова за Радимова вышла.

2-я посетительница: А Бритни Спирс родила?

1-я посетительница: Давно уже!

2-я посетительница: Б**дь! А я сына третью неделю никак назвать не могу!

1-я посетительница: Да назови как хочешь, хоть Чебурашкой. Сейчас всё что угодно записывают. Мне кто-то рассказывал, что одного пацана записали Ебном. Ебн Владиславович или как-то там... Аббревиатура от Ельцина Бориса Николаевича.

* * *

На гостье бордовый бархатный кафтан и бордовые брюки. Сидит в одиночестве.

Гостья (нежно обращаясь к официантке): Чайку бы мне... — После короткой паузы: — И водочки.

К ней подсаживается подруга. Тоже в бордовой кофте. В руках — целых два пакетика.

Подруга (показывая карточку УЗИ): Вот видишь, здесь ножки, а здесь головка. А на первых двух ничего не было видно — только точечка да какая-то закорючка.

* * *

За круглый стол на шесть персон присаживаются две холёные женщины с одинаковыми букетами хризантем — молодая мама и взрослая дочь.

Дочь: Девушка, вы уверены, что это именно наш стол?

Официантка: Да, сударыня, на вашу фамилию был заказан именно этот стол.

Дочь: Наверное, вы ошиблись, мы всегда сидим наверху.

Официантка: К сожалению, я не могу вас пересадить — всё зарезервировано.

Женщины молча сидят минут пять, в меню не смотрят.

Дочь: Мама, ты сама видишь, он даже стол нормально заказать не может! Я просто теряю с ним время. — После некоторой паузы, не глядя маме в глаза: — Я всё скажу ему сегодня — именно сегодня и здесь, что бы ни было.

Мама: Как знаешь, Максима я никогда не любила, но доход всё-таки стабильный, на твоём месте я бы повременила, проверила бы этого Вадима на прочность, а то останешься вообще с голой жопой. И зачем при детях, здесь? Вадим вообще знает, что у тебя есть дети?

Дочь: Знает, но я хочу оставить их Максиму, у меня от них голова кругом. И знаешь, мама, с такими связями, как у него, уж с чем с чем, а с голой жопой я не останусь.

Мама: Ты типичная кукушка. (Говорит беззлобно, заказывает бутылку шампанского.)

Молоденькая девушка приводит за стол двух девочек лет восьми.

1-я внучка: Мама, бабушка, Лиза нас водила в детский банк, мы с Катей там завели счета.

Мама (протягивая няне купюру): Лиза, завтра приходите в семь.

Сёстры рассматривают меню.

1-я внучка: Здесь великолепные пельмени с рыбою тюрбо.

2-я внучка: А ты откуда знаешь?

1-я внучка: Ты позавчера была в бассейне, а у меня танцы отменили, и мы с Лизой ходили сюда обедать.

2-я внучка (пихая сестру локтём): Зато мне папа сказал, что у меня вестибулярный аппарат лучше, чем у тебя, и мне настоящую лошадь купят, а тебе пони.

К столу подходит высокий статный господин.

1-я внучка: Папуля, а правда, что ты Насте лошадь купишь, а мне только пони? Я пони не хочу!

Дочь (холодно обнимая): С днём рождения, Максим.

Мама сдержанно кивает.

2-я внучка: Папа, скажи, что у неё вестибулярный аппарат плохой!

Дочь: Максим, а почему ты заказал стол здесь, а не наверху? Почему сразу не в «Макдоналдсе»?

Мама: Да, Максим, у вас всё-таки юбилей.

Мужчина не реагирует, садится, заказывает водки.

Дочь: Мы уже заказали шампанского, Максим!

2-я внучка: Папа, а Настя влюбилась в Антона Викторовича...

1-я внучка: Папа, а Катя дура...

Дочь: Максим, что ты молчишь?!

Мама: Я всегда замечала вашу прижимистость, Максим, но зачем экономить на юбилее?

1-я внучка: Папа, мы хотим на каникулы в Черногорию!

Дочь: Ты что, оглох, Максим?

Господин залпом выпивает водку и с тоской оглядывает семейство.

Максим (громко, но спокойно): Как же вы все меня достали. Вы у меня в печёнках сидите. Вера, у меня через три часа самолёт, и чтобы духу вашего в квартире не было, когда я в понедельник вернусь. Езжайте на дачу, к чёрту на рога — мне плевать. Я вас больше видеть не могу.

Он встаёт, кидает на стол две сотни рублей и уходит. Девочки, увлечённые своими спорами, ничего не замечают.

* * *

За соседним столиком пьют чай и наблюдают эту сцену юноша и девушка.

Юноша (присвистывая): Класс!

Девушка (отмахивается, мол, видали и не такое, и продолжает разговор): Так там, помнишь, недавно пидор один появился? Короче, где-то неделю назад чёрный ударил пидора, потому что он на его тёлку гнал, что им типа нужен только холодильник, что они тупые... А пидор прикинулся валенком, и чёрного погнали, а девчонка его осталась. Короче, началась заваруха с этим пидором, потому что одни его защищают, а другие понимают, что он конченый маньяк. А этот пидор, на него все ведутся...

Юноша: В смысле — ведутся?

Девушка: Ну вообще во всех смыслах, но он сильный просто, ну типа личность сильная. В общем, полная истерика, драки, раздрай, а он, прикинь, лежит на кровати и говорит: «Я самый крутой! Я самый о**енный!» А вокруг все девки плачут, но их, с другой стороны, от него прёт. И вот он, этот пидор, замутил заговор против дедов: ну там Ромчик такой есть, Стёпчик, ну ты их помнишь... Там сейчас такое начнётся!.. — У девушки звонит телефон: — Ну чё там, мам? Да ты чего! Ну ты записала? Ну хорошо, целую, да, потом расскажешь. (Сжимая кулаки, радостно ёрзая на стуле.) Началось! Там из-за этого пидора подрались прямо на собрании, прикинь!

Юноша: Слушай, Лиз, а когда это всё закончится?

Девушка: Может, и никогда. Чего им! Им зарплата капает каждому. Баксов по пятьдесят, по-моему, в день. Это полторы штуки в месяц — они готовы там хоть всю жизнь сидеть. Но по правилам, вообще, когда дом построят. А они там работают по пятнадцать минут в день, там этого дома и не видно по большому счёту. А времени уже прошло почти два года, ну там какой-то пятьсот пятидесятый день телестройки сегодня, что ли...

* * *

Дама в розовой шерстяной кофточке и дама в чёрном с пурпурным шейным платком.

Дама в розовом: Ты же понимаешь, наличие денег не есть наличие культуры...

Дама в черном: Я всё прекрасно понимаю... (Неразборчиво.)

Дама в розовом: Не так всё просто... (Неразборчиво.) Какая-то Маруся.

Дама в чёрном: Я видела эту Марусю. Крепкая поджарая блондинка. С Украины, без денег, без всего! Сейчас кинет она его, тогда он всё поймёт. Она его быстро кинет.

Дама в розовом: Забота! Не хватает в таких отношениях заботы! Главное между нами — забота.

Дама в чёрном: Вот именно.

Дама в розовом: Женщина... Женщина... Новый облик женщины знаешь каков? Я думаю, это синтез целомудрия и проститутки.

Дама в чёрном: Чтобы быть женщиной, нужно понимать, что такое мужчина. И всё.

Дама в розовом: Для этого нужен опыт.

Дама в чёрном: Необходимо уметь спуститься с пьедестала. И любить.

Дама в розовом: Он говорит: я вылеплю из неё Галатею...

Дама в чёрном: Галатею?

Дама в розовом: Ха! Он вылепит из неё Галатею.

Дама в чёрном: Галатею. Я говорю: из кого ты собираешься вылепить Галатею? Из неё не получится Галатеи! Ничего не получится!

Дама в розовом: Не получится...

Дама в чёрном: А ему и не нужна Галатея. Он лиричный человек. Она для него — как определённый аксессуар. А я не хочу возвращаться. Менять ничего в этой жизни не стоит. Ломать ничего не надо... Вот были бы дети. Получается, мы протанцевали всю жизнь...

* * *

Двое мужчин в недорогих костюмах. Производственники из провинции. Один потолще, другой потоньше. Одну бутылку за другой заказывают французское вино Pomerol.

Толстый: Кровь из носу, но компанию надо зарегистрировать до первого ноября.

Тонкий: А что с уставным капиталом? В принципе, можно по схеме: семьдесят процентов иностранного капитала и тридцать нашего.

Толстый: Главное, надо всё успеть сделать до первого ноября.

Тонкий: В принципе, если будут совсем проблемы, можно и Конституционный суд подключить.

Толстый: Какой на х** суд. Надо просто взять и зарегистрировать компанию до первого ноября.

Спустя полтора часа и после ещё трёх бутылок Pomerol.

Толстый: Ну и отсоси.

Тонкий: Сам отсоси.

Толстый: А как отсасывала Пономарёва, ты помнишь?

Тонкий: Ух!

* * *

Ужинают немолодые французы, один из них озабоченно теребит свой нос.

1-й француз: Ты понимаешь, мне уже в среду под нож ложиться, а мы так и не решили, какую мы хотим форму. Элен хочет, чтобы он был большой, мясистый, как у Депардье или у Габена. А мне, наоборот, нравятся тонкие носы с горбинкой, ну такие странные немного, как у Отея или у Генсбура. Ну куда мне такая картошка с моим телосложением? А её не переубедить, она упрямая невозможно.

2-й француз: Я, откровенно говоря, до сих пор думаю, что ты меня разыгрываешь.

1-й француз: Я серьёзен как никогда, Николя. Ты имеешь влияние на Элен, ты, в конце концов, её начальник, ну я не знаю... Твоя жена — её лучшая подруга, попытайся через неё как-то воздействовать... Сделай что-нибудь, прошу тебя!

2-й француз: Стефан, ну что ты как маленький! (Достаёт платок и промакивает другу глаза.) Это просто смешно! Вы прожили с Элен почти тридцать пять лет и сейчас решили изменить тебе нос?! Если это не шутка, я прошу тебя, представь, на какой позор ты себя обрекаешь: два месяца ты будешь ходить в наморднике, отёки, гной, рубцы... Скажи мне, это шутка?

1-й француз: Да нет же, чёрт подери!

2-й француз: Тогда я настоятельно требую — сходи к психиатру и в церковь.

* * *

Несколько средней руки топ-менеджеров, ослабив галстуки, медленно тянут коньяк.

1-й топ-менеджер: Я в «Микс» ходил с Климовым. Танцуем. Подруги. Решили раздербанить по дороге в туалете. Заходим, смотрю — в соседней кабине тоже явно юзают. Ну мы быстро так засадили. Климов уже на танцпол ушёл. А меня пропёрло руки мыть. Я не знаю, сколько я их мыл... Ну минут двадцать, наверное. И тут — х*як! Дверь соседней кабины открывается, и оттуда Титомир выходит! И говорит: «Привет, брателло!» Меня так это всё пропёрло, что я просто стал ржать... Ржу и руки мою. Так и стоял, пока Климов не вернулся. Приходнуло так по-странному.

2-й топ-менеджер: У меня тоже была тема — я же на Крит ездил, две недели как вернулся. Познакомился там с местной энтузиасткой дайвинга. Ну там, само собой, завертелось... Не суть. Она меня нырять учила. Говорит, самое острое впечатление дайвера — это когда под водой случайно натыкаешься на другого человека, которого ты не ждал увидеть. Главное — не испугаться, а то давление, амуниция эта вся, сердце может прихватить — и кранты. Ныряем с ней, короче. Полный секс он зэ бич. Однажды проснулся, решил её не будить, нырнул. Ну плаваю, всё хорошо: рыбы, кораллы, песок, и тут — фигак — из-за валуна какой-то чёрт выруливает. Чуть лбами не столкнулись. Я думал, сдохну от страха. Его тоже прихватило. При этом, смотрю, знакомое лицо. Еле на берег выползли. Оказалось — Макаревич.

* * *

Российские предприниматели принимают шведских партнёров.

Россиянин: We are just Zinaida and Sergey, you know, for you we are just Zinaida and Sergey.

Россиянка
: Do you know Pushkin? This is our poet!

Россиянин: I want to drink to our agency, your company and our long and happy cooperation.

Шведы: Сheers.

Россияне: Cheers.

Шведы: Zinaida, who, did you say, was Pushkin?

* * *

По соседству три русские девушки принимают двух итальянских партнёров. Один итальянец по-русски не понимает и поэтому молчит.

1-я девушка: Ваши итальянские в знаменитый рубчик прекрасно сочетаются в наших моделях с французскими кружевами.

2-я девушка: Очень хорошо поработали с вашей фабрикой. А вот французы некрасиво поступили: взяли предоплату, а ткань два месяца не везли...

Итальянец: У вас слишком холодно.

2-я девушка: Да нет же, слишком тепло для этого времени года. Вот моя соседка прилетела вчера из Сицилии, у неё там дочка замуж вышла. По Интернету познакомились. У мужа, сицилийца, своя кондитерская фабрика.

* * *

Трое.

Первый: Хабенский?

Второй: Не хочет.

Первый: А Серебряков?

Второй: Не может.

Третий: Да он всегда может!

Второй: Сказал, что не может.

Третий: Б**дь!

Первый: Б**дь!

Первый: Может, Бондарчук?

Второй: Ну куда он там?

Первый: Ну да...

Третий: Кто ж ещё-то...

Первый: Башаров?

Второй: Слишком молодой.

Третий: Баширов?

Второй: Ага...

Третий: Не, ну а чё? Смешно.

Первый: Да перестань ты!

Третий: Да я пошутил, расслабьтесь.

Второй: Кто ж ещё...

Первый: Гоша?

Второй: Он не такой.

Третий: Нет, Гошу не надо.

Первый: О, а пусть будет Макс Леонидов.

Второй: Это кто?

Первый: Ну привет, «Секрет».

Третий: А может, чёрт возьми!..

Второй: Да вы ох**ли, что ли?

Первый: Да нет, нормально. Да, хороший актёр... Алло! Привет, слушай, а если мы Макса Леонидова пригласим?.. А-а-а... Ну да... Ну ладно, ладно... Да, пока.

Второй: Что?

Первый: Говорит, что она легче себя представляет на точке у трёх вокзалов, чем в одном кадре с Леонидовым.

Третий: Ну вообще-то да...

Первый: О! Жигунов!

Второй: Это кто?

Третий: Гардемарин.

Второй: А сейчас он что?

Первый: Не знаю.

Третий: «Моя прекрасная няня», по-моему.

Второй: Ну это без меня тогда.

Первый: Б**дь!

Третий: Б**дь!

* * *

1-й посетитель: А что-нибудь новенькое?

2-й посетитель: Из стихов-то? Ну например: «На одну тысячу людей всегда есть тысяч пять б**дей».

1-й посетитель: Всё, что ли?

2-й посетитель: А чего ты ещё хотел?

* * *

Два мужчины слегка за тридцать, в приталенных пиджаках, с запонками. Один коротко стриженный, другой с чёлкой.

С чёлкой: А чего он слил-то? Всё, с концами?

Стриженый: Типа того. А ты как думал? Когда тебе повестки из прокуратуры присылают. Два раза маски-шоу в офисе устраивали. На пол клали. А он чего, свои восемьдесят заработал. На семью хватает.

С чёлкой: В атом они зря пошли. Сидели бы на своём угле. А там же уже всё чекисты контролируют.

Стриженый: Когда они уже успокоятся.

* * *

Вконец опьяневшие французы, после того как русские партнёры заказали пятую, кажется, бутылку водки.

Французская дама: Как тут хорошо. Как хорошо. Как я хочу вернуться поскорее. Вы мне верьте, я же как русская — как только мысль придёт в голову, я её сразу должна высказать!

Русский партнёр: Как же вы будете обходить ограничения?

Французская дама: Вы поймите. Мы. Хотим. Торговать. С Россией. Мы хотим заработать тут много денег. А там уж пускай это называется как угодно. Хоть Северной Азией, хоть Южным Востоком. Да хоть Австралией назовите, лишь бы торговля шла.

* * *

Первый: Я хочу замутить народную передачу одну, ну такую, простую, исключительно русскую, в традициях кулачных боёв. Можешь войти в долю.

Второй: Ну-ну?

Первый: Битва на индустриальных объектах!

Второй: Чего?

Первый: Ты послушай — отличная тема! Находим пустой завод, привозим туда
«КрАЗы», «БелАЗы», сажаем в них мужиков, простых русских мужиков из деревни, и они друг с другом бьются.

Второй: Как бьются?

Первый: Натурально — наезжают, подрезают, прыгают друг на друга...

Второй: На
«КрАЗах»?

Первый: Ну да! В этом вся тема: во-первых, показать, какие у нас мужики богатыри, во-вторых, пропаганда отечественной техники. Полностью патриотический проект, без «Сникерса». Сейчас патриотизм на топе.

Второй: А на фига это нужно-то? У нас с экспортом техники этой проблем нет, а у белорусов — там вообще только этим живы.

Первый: Ну Белоруссия, она же братская нам, будет спонсором. Ты представь — битва на башенных кранах! Это же просто красота!

Второй: Ты больной? Они же убьются.

Первый: Ну безопасность надо продумать. Я над этим работаю.

Второй: Там работай не работай, по-любому мясорубка получится. Ты эти краны видел? Они безо всяких боёв каждый день падают.

Первый: А я тебе говорю, что придумать можно. Я уже ходил на Первый, на НТВ, они в отпаде, говорят — неси бизнес-план, будем думать. Так что я не больной. Можно же вообще сделать полезную передачу! Этих заброшенных объектов по стране — миллион, от них избавляться надо, чтобы землю не занимали, а тут мы приезжаем и за несколько дней всё громим и убираем! Точно! Такие «Весёлые старты» для мужиков: конкурс «Кто быстрее разгромит доменную печь», второй этап — «Кто быстрее сдаст отходы в утиль и больше на этом заработает», ну до фига всего придумать можно!

Второй: Это утопия.

Первый: Посмотрим... Я в этот проект верю.

* * *

Большой круглый стол, сидят семь человек: пятеро мужчин в тёмно-серых и тёмно-синих костюмах и две девушки — в чёрном мини-платье и в голубом, с голой спиной. Пьют коньяк, разговаривают про «партнёров» и «соглашения». Мужская часть начинает расходиться. Остаётся только одна пара: джентльмен с набриолиненными волосами и голоспинная девица. Джентльмен снимает пиджак и прикрывает её спину.

Джентльмен: Понимаешь, деточка... (Пауза. Затягивается.) Я достиг в этой жизни слишком многого. (Пауза. Затягивается. Снова пауза.) Больше, чем собирался. И теперь мне скучно! (Долгая пауза. Пепел падает ей на платье.) Я себе всё могу позволить. (Пауза.) Хожу в этот ресторан каждый день. (Пауза.) Но, понимаешь, мне скучно!
я

Любимые стихи

Борис Олейник (в переработке svetlako)

***
Загрущу про себя, зарыдаю во тьме, закурлычу

А на людях я вдруг рассмеюсь, позабыв про печаль

Твои руки возьму, надо всеми тебя возвеличу

И положит звезда на молчанье моё печать

Для других я отцвёл, схоронил своё сердце навеки

И от взора чужого укрыл свою боль навсегда

Но однажды в ночи, только тронь мои сонные веки

Я ещё загорюсь, как ещё не горел никогда

Он приходит, тот сон, он приходит ко мне издалёка

Я проснусь, не пойму: то слеза или ветер с реки

И на небе ночном два бессонных мне чудятся ока

И в прощальном порыве застыли две птицы-руки


Александр Соколов

***
Невменяемый цвет прошлогоднего снега
Меня манит обратно в уют городов,
И я всласть задыхаюсь от быстрого бега
Пусть шальных, но и милых моей душе слов.

Я иду по дороге, и вот уже пища
Для измученных далью и теменью глаз –
Здесь, где окна домов будут вечно светиться,
Здесь, где дом мой – когда-то, а может, сейчас.

И, быть может, здесь ждут меня долго и вечно,
И здесь, может быть, я даже кем-то любим,
Здесь надежда на счастье моя бесконечна,
Здесь места, что мы смолоду в сердце храним.

Здесь мой город, с рожденья обрученный с ветром,
Здесь моя благодать, и святыня, и храм,
Здесь умрёт моя боль, не пройдя и полметра
По дороге любви, что построил я сам.


Андрей Родионов

***
Люди безнадёжно устаревших профессий
радостно поднимают глаза, недавно полные слёз.
По Тверской идёт процессия процессий,
поэты, которых принимают всерьёз.

Поэты заходят в кабаки и банки,
в обувной магазин Экко, в книжный магазин Москва,
и везде в обмен на их сонеты, верлибры и танки
им предлагается одежда, обувь, выпивка, жратва.

Все люди довольны — только геи возмущаются:
почему им можно, а нам нельзя парад?
Им можно, потому что они с нами прощаются,
сегодня они уйдут и не вернутся назад.

Люди радостно подтусовываются к лобному месту:
здесь выступит самый серьёзный виршеплёт,
и чресловещательница, из местных,
ему своими чреслами подпоёт:

«Мы заполнили все трещины, все лакуны,
все неправильности сгладили и углы,
уничтожили всё, на что натягивают струны,
и всё, куда можно забить голы».

Их провожают каждый год, до осени о них не слышно,
потом потихоньку наполняется ими Москва,
но на этот раз вдоль МКАДа мы поставим вышки —
каждый раз обещает мэр, но всё это только слова.

Пока есть дети духовно богатых родителей,
пока богатым не запретили иметь детей,
у этих мудаков будут зрители,
и, значит, снова наступит этот чёрный день.

Кто пляшет, кто поёт, кто ваньку ломает,
кто говорит, что это «не поэзия ни хера»,
а по Тверской ходят люди и за стихи покупают
кучи бесполезного или полезного добра.


Наталья Нечаянная

***
В Москве хуёво: хачи и гопники, повсюду гопники и хачи. Мороз и солнце, говно и голуби, подъезды с запахами мочи. Стоят дороги, плывут кораблики, бомжи с сидений стекают вниз. И лишь одно в перспективе радует:

В культурном Питере – заебись!

В хорошем Питере носят бороды и ссут в парадных под полонез. Трубит духовность, гордится городом и грамотей, и головорез. Культура, сука, цветёт огромная: изыскан хипстер и пидарас. А гопота, отжимая кровные, сначала делает реверанс. Куда ни глянешь, все ходят с нимбами и чистят зубы святой водой, и очевидно, что нужно к ним бы мне вписаться в этот цветущий строй.

Такая карма: и росту рослого, и андеграунд, и все дела, я если водку жру, то за Бродского, когда за Кафку уже жрала. Курю богемно, смотрю решительно, гуляю в кителе, как моряк. Но кто сейчас зависает в Питере, тот почему-то ещё не я.

В Москве тоска, в СПб – утопия. У нас авансы, у них – ампир. Кто хочет в Лондон, кто грезит Токио, тот хуй что знает про этот мир. Пора на Невский – сливаться с мудростью, переживать торжество души:
Уже говно в Петербурге – музыка.
Очаровательно, fucking shit.

я

(no subject)

Если подумать, что Игорь Корнелюк - гомосексуалист, а это, судя хотя бы по внешности и манерам, вовсе не исключено, то совсем в другом свете предстают строчки "я оставил любовь позади, и теперь у меня впереди дожди, дожди, дожди" (надо было добавить "золотые").
я

(no subject)

бандама

бандама
БАНДАЖ, -а (или -а), БАНДАН, -а (или -а), м., БАНДАМА, -ы, ж. Повязка, косынка, шнурок и т. п. на голове. Из арго современных молодежных социумов; атрибут рок-культуры. Этимология варваризма неясна; наиболее вероятно сближение с польск. banda( или фр. bandeau в том же зн.; Ср. также индийское «бандхну» — платок красного или синего цвета в белый горох (надевается на голову или обертывается вокруг шеи).

http://russian_argo.academic.ru/405/%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D0%BC%D0%B0
Шо?..

А вообще словарь клёвый. Не, правда клёвый, можно подряд читать )))